УРОКИ ЧТЕНИЯ: КАМАСУТРА КНИЖНИКА (АЛЕКСАНДР ГЕНИС)

УРОКИ ЧТЕНИЯ: КАМАСУТРА КНИЖНИКА (АЛЕКСАНДР ГЕНИС)

«Детством человечества» называл античность Маркс, и это тот редкий случай, когда с ним нельзя не согласиться. Она действительно начинается с детства, ибо античность всегда считалась любимой игрушкой Запада. Если священная история подготавливала к вечной жизни, то древняя – к своей. Обряжая каждую эпоху в тунику или тогу, античность была школой жанров, заменяя их все: от […]

Детальніше

60-е. МИР СОВЕТСКОГО ЧЕЛОВЕКА (ПЕТР ВАЙЛЬ, АЛЕКСАНДР ГЕНИС)

60-е. МИР СОВЕТСКОГО ЧЕЛОВЕКА (ПЕТР ВАЙЛЬ, АЛЕКСАНДР ГЕНИС)

«Викторианство» не совпадает с высшим творческим расцветом. В Англии он пришелся на правление другой королевы – Елизаветы Первой, в СССР – на 20-е годы. Главное тут не столько художественные, военные или политические достижения, сколько сентиментальные – внутреннее мироощущение самодовольной эпохи. Нам ведь очень редко нравится время, в которое мы живем, но иногда мы идем в […]

Детальніше

ПАРИЖСКАЯ ШКОЛА (МИХАИЛ ГЕРМАН)

ПАРИЖСКАЯ ШКОЛА (МИХАИЛ ГЕРМАН)

Модильяни никто и никогда – в том числе и он сам – не причислял к какому-нибудь направлению (с младых ногтей хотел он быть только самим собою). Он не стал потрясателем основ, главой школы, ему не подражали, он не декларировал художественной программы – даже чисто интуитивно, хотя обладал обостренной индивидуальностью, как у позднего Дерена или Руо. Но […]

Детальніше

ИМЕНА (ПАВЕЛ ФЛОРЕНСКИЙ)

ИМЕНА (ПАВЕЛ ФЛОРЕНСКИЙ)

СЛОВАРЬ ИМЕН I. АЛЕКСАНДР 1922.XII.16. (1915.II.6) Это имя соответствует, в основе своей, сангвистическому темпераменту, с уклоном к холерическому. Благородство, открытость настроения, легкость обращения с людьми характерны для этого имени; легкость, хотя и не поверхностность. К признакам имени относятся также сердечность и доброта. В отношении к женщинам — предупредительность, любезность, переходящая без задержек и внутреннего упора […]

Детальніше

ЗАГАДКИ ИЗВЕСТНЫХ КНИГ (И.Л. ГАЛИНСКАЯ)

ЗАГАДКИ ИЗВЕСТНЫХ КНИГ (И.Л. ГАЛИНСКАЯ)

Не свет, а покой… Не много можно назвать романов, которые бы породили столько споров, как «Мастер и Маргарита». Спорят о прототипах действующих лиц, о книжных источниках тех или иных слагаемых сюжета, философско-эстетических корнях романа и его морально-этических началах, о том, наконец, кто является главным героем произведения: Мастер, Воланд, Иешуа или Иван Бездомный? Причем последнее дискутируется […]

Детальніше