ЧЕЛОВЕК, ИЗЛУЧАЮЩИЙ ДОБРОТУ (НИНА АНТОНОВНА КУФАКОВА)

Куфакова

Современный этап развития финансово-правовой науки обусловил появление  и несколько необычных (именно в контексте научных исследований) публикаций и изданий. Действительно, если в 90-х годах ХХ века событием являлось появление обычного учебника по финансовому или налоговому праву, начало ХХІ века обусловилось всплеском интереса к монографическим исследованиям, то на сегодня мы сталкиваемся с новым этапом. Последний знаменуется публикациями об эпохальных ученых для финансово-правовой науки  с конца советского  периода до сегодняшних дней. Примером подобных изданий явились публикации о Л.К. Вороновой[1], Н.И. Химичевой[2] и т.д. 

Безусловно, Нина Антоновна Куфакова заслуживает подобного отношения. Со мной могут поспорить – о каких монографических исследованиях ее может идти речь. Но это только на первый взгляд. Это скромная и обаятельная женщина относится к той когорте ученых, на которых точечно держалась вся финансово-правовая наука бывшего СССР  в период, который вряд ли можно отнести к этапу государственной заинтересованности в развитии  подобной области знаний. Более насущными и «модными» являлись карательные направления обеспечения общественной жизни. Зачем развивать учение о публичных финансах, когда и так все понятно – все они принадлежат Родине. Именно поэтому сложно переоценить роль и усилия подвижников финансово-правовой науки того периода, к которым безусловно относилась Нина Антоновна.

Действительно, содержательных монографических работ она после себя не оставила. Однако, даже небольшое учебное пособие  под ее авторством, которое увидело свет в 60-х годах ХХ века по значимости и последствиям может перевесить многие сегодняшние монографии. Я не могу отнести себя к людям, которые были  близко знакомы с Ниной Антоновной и прекрасно ее знали. В то же время,  мне не удастся забыть те несколько встреч в середине 90-х годов ХХ века, которые были для меня знаковыми и без которых  не произошли бы важные события в моей жизни. Нина Антоновна Куфакова была рецензентом моей монографии под защиту докторской диссертации. Единственный доктор наук по финансовому праву в Украине – Лидия Константиновна Воронова однозначно выделила ее, рекомендуя мою работу к завершению. И я благодарен моему Учителю за этот выбор.

Несколько встреч …  Образ ученого и человека сформировался довольно всесторонний. Нина Антоновна Куфакова как ученый во многом опередила свое время. С недавних пор становится важным и необходимым рассматривать те или иные процессы в развитии национального законодательства и науки в сравнительном плане. Но у нее все лекции и занятия были построены на этом. Отдавая предпочтение анализу бюджетных отношений, она не превращала лекции в зачитывание национальных постулатов, закрепленных в законодательстве. Безусловно, влиял характер ВУЗа, которому она отдала свою научную жизнь. Именно поэтому, анализируя бюджетное устройство Советского Союза, в лекциях очень живо преподносился материал в сравнении с бюджетным устройством различных стран Азии, Африки, Латинской Америки. Многонациональность аудитории требовала этого, и Нине Антоновне это  было присуще. Разве подобный живой, сравнительный аспект характеристики проблем, выносимых на лекцию – это не то, к чему необходимо стремиться и сейчас? Более того, в определенной мере лекции Нины Антоновны можно отнести к разновидности авторских курсов, лекций-собеседований. Речь не шла о классической начитке материала с трибуны. В ходе занятий возникали вопросы, комментарии из зала (которые занимали не одну минуту) и учитель превращался в ученика, слушателя. Определенный шарм этому добавляло то, что вопросы и комментарии  могли звучать на языке, родном для студента и Нина Антоновна, не владея им в совершенстве, тем не менее, принимала живое участие в дискуссии. Уровень знаний, квалификация обусловила и тот факт, что ее с нетерпением ждали в Киевском государственном университете имени Тараса Шевченко, куда она тоже приезжала для чтения лекций.

Для тех, кто знал Нину Антоновну, наверное будет сложно попытаться выделить пару наиболее ярких черт ее личности, которые  были ей характерны. Однако я попытаюсь: скромность и лучащаяся доброта. Невысокая, хрупкая женщина преклонных лет, сдержанная и критичная  к самой себе, была распахнута для делания добра, помощи окружающим. В те несколько раз, когда я звонил или бывал у нее, прерывались занятия, общение с аспирантами, студентами, которые не прекращались даже дома. Лучащаяся доброта «по-куфаковски» была многосубъектна. Подобный эпитет к позитиву, протягиваемому людям вовсе не связан с сединой этой уважаемой женщины. Она была распахнута для помощи и поддержки окружающих, ничего не требуя взамен. Безусловно, несколько листов может уйти просто на перечисление имен и фамилий людей, которые благодарны ей в этой жизни. Но были и другие, кому она дарила свое тепло – кошки. Этих спутников человека (да простят меня любители собак) для нее никогда не было много. Я не готов однозначно утверждать – достигало ли количество этих животных, которых пригрела Нина Антоновна, в определённые периоды ее жизни десяти или она к этому стремилась. Но даже такое (на первый взгляд, нелогичное) стремление к количественному гигантизму подводит к выводу: максимальное стремление делать добро для всех, кто в нем нуждается. 

Кучерявенко Н.П.

[1] Ученый, Учитель … / под. ред. Н.П. Кучерявенко. – Харьков: Право, 2011. – 340 с.

[2] Ученый, Наставник, Личность … / под. ред. Е.В. Покачаловой; ФГБОУ ВПО «Саратовская государственная юридическая академия», — Саратов: Изд-во ФГБОУ ВПО «Саратовская государственная юридическая академия», 2013. – 320 с; 10 отд. л. ил.