ОБ УЧИТЕЛЕ… (ВОРОНОВА ЛИДИЯ КОНСТАНТИНОВНА)

Воронова

Наверное, у каждого из нас жизнь (и не только в науке) делится на два периода: до знакомства с Лидией Константиновной Вороновой и после. Первый период у многих ассоциируется со статичным образом этого человека – почти «небожителя». Еще бы. Весь Советский Союз учился  по учебнику  под редакцией Вороновой и Химичевой. А интересно, какая она в жизни? Второй период – этот реальный, теплый человек в поступках, в динамике. Казалось бы, я всего достигла, я самая «великая», мне достаточно просто быть. Все это может быть и так, но не имеет ни малейшего отношения  к Лидии Константиновне. Сложно  с эгоистичных обывательских позиций объяснить – зачем в середине 90-х годов  организовывать  научно-практическую конференцию в Черновцах (куда люди из всех уголков Украины, России, Казахстана, Белоруссии ехали на имя «Воронова», как мотыльки на свечку) для того, чтобы перезнакомить вчерашних студентов, аспирантов и сформировать единую наднациональную финансово-правовую общность? Это только один из примеров бесперебойных усилий и стремлений Лидии Константиновны не развиваться, а развивать и созидать.  Конечно, это деятельный, для многих очень близкий человек. И вспоминая ее, хочется соблюсти разумный паритет – с одной стороны,  говорить и писать о ней как о замечательном человеке, с другой стороны, проиллюстрировать на примере Лидии Константиновны непреходящую глубину  целого ряда жизненных аксиом.

Незаменимых людей не бывает – безусловно, известный всем постулат. В ситуации с характером этой публикации возникает устойчивое и неистребимое желание – спорить. Я задумываюсь о качестве или адекватности замены. Можно ли предполагать, что к сегодняшнему уровню развития финансово-правовой науки в Украине (да, пожалуй, и в большинстве постсоветских государств) мы пришли, если бы Лидии Константиновны не было или был бы кто-то другой. Вряд ли.  Вспоминается и еще одна устоявшаяся и знакомая всем конструкция – о роли личности в истории. Мне не хотелось бы выходить на глобальный уровень, но задумываешься о более приземленном, понятном и близком. Как можно было бы без нее реализовать эволюционную трансформацию советской финансово-правовой науки в украинскую? Безусловно, нам повезло. Классический учебник советского финансового права под редакцией Л.К. Вороновой и Н.И. Химичевой сформировал ту фундаментальную базу, на которую можно было опереться, создавая основы украинской финансово-правовой науки.  Взвешенность подходов Лидии Константиновны позволила, с одной стороны, не превратить этот процесс в хаотичное,  броуновское движение, а реализовывать его в научно обоснованных рамках, аргументированно эволюционизируя  научные подходы и взгляды. Представьте, если бы подобного организующего начала не было. В целом ряде регионов Украины сформировался бы (даже в течение нескольких месяцев), возможно,  с десяток «ведущих» финансово-правовых центров, самопровозгласивших себя единственно истинными. Эволюционные же подходы к развитию финансово-правовой науки, которые исповедовала Лидия Константиновна, привели к тому, что, действительно , центры финансово-правовых исследований сложились. Примечательно, что они связываются с традиционными фундаментальными юридическими центрами (Киев, Львов, Одесса, Харьков). Таким образом, подобный толчок не мог реализоваться на пустом месте и без участия исключительного организатора. Поэтому хотелось бы сделать вывод относительно этого тезиса: без Л.К. Вороновой подобного развития финансово-правовой науки в Украине не было бы. Более того (я думаю, на меня не обидятся представители вышеупомянутых городов), но соединение развития юридических центров в Украине , появление в них узнаваемых на сегодня групп финансово-правовых исследователей  привело не к автономизации последних, а формированию системного, взаимосвязанного и взаимозависимого явления – «школы Вороновой».

Учителя – вторые родители.  Что объединяет этих самых близких для большинства людей личностей? Видимо, не то, что они дают, а то, как они подготавливают к тому, чтобы созидать самостоятельно. В этом случае каждый из авторов этого издания и многие-многие другие с теплотой именно так оценили бы роль в их жизни (и далеко не только научной) Лидии Константиновны. Это положение можно развивать бесконечно долго , и каждый из нас делал бы это в превосходных оценках. В то же время, на сегодня многие традиции, сложившиеся у финансистов-правоведов кажутся исконными, появившимися вместе с самой наукой. Однако ненавязчивое их появление в качестве объективно устоявшейся истины – это тоже Лидия Константиновна Воронова. Вспомним банальную установку – если приходит автореферат от коллеги – твоя обязанность своевременно направить отзыв.  Для этого нет необходимости дополнительно транслировать просьбу. Так было между Бекерской Д.А., Вороновой Л.К.,  Горбуновой О.Н., Конюховой Т.С., Кузнеченковой В.Е., Куфаковой Н.А., Соколовой Э.Д., Химичевой Н.И., так будет и между нами.

Безусловно, многому каждого из нас научила Лидия Константиновна: в науке, в отношении к делу, к людям, в требовательности к самому себе. Как строить отношения с коллегами, с учениками, с близкими – не надо было провозглашать правила поведения – достаточно было «подсмотреть». Конечно, мы сталкивались с Лидией Константиновной уже сложившимися личностями с сформированным характером и принципиальными подходами к жизни.  При этом часто проверялась правильность  того или иного  представления не только с поправкой на оценку или реакцию (безусловно, очень сдержанную и тактичную) Лидии Константиновны. Во многих моментах сложно представить ее изолированно, обособленно от реакции, оценки или просто присутствия Владимира Васильевича Кулика. Видимо, все-таки кто-то свыше сформировал из двух эпохальных людей (каждого в своей области)  семью. Безусловно, повезло обоим, но, видимо, взаимными усилиями каждого  и создавалась каждая из личностей, которая своего совершенства достигла только опираясь на супруга. Конечно, навсегда запомнятся советы, реплики, корректировки Лидии Константиновны на кафедре, конференциях,  на заседаниях спецсоветов. Но не менее ярки и неизгладимы воспоминания  и о чашке чая на кухне в доме по улице Суворова, и живые рассказы Владимира Васильевича об общении с Ю. Гагариным, В. Лобановским, О. Блохиным и многими-многими другими яркими личностями эпохи Советского Союза и Украины рубежа ХХ-ХХІ веков. Воронова – Кулик – гнездо великих личностей, созданных для полета, умеющих и любящих ставить на крыло других.

Кучерявенко Н.П.