А у тебя есть экономический паспорт?

економічний паспорт українця

Появление проекта Закона Украины «Об экономическом паспорте» и удивило, и нет. Удивило по двум причинам: во-первых, ознакомление с проектом закона не дало ответа на главный вопрос – что такое экономический паспорт; во-вторых, предложены изменения в государственном бюджете, которые уже невозможно реализовать. Не удивило, потому что на современном этапе законотворчества можно наткнуться на что угодно.

Теперь по порядку. До детального анализа этого проекта руки не дошли, что не помешало относительно детальному знакомству с пояснительной запиской к нему. Именно на ее отдельных положениях и хотелось бы остановиться.

1. «С целью урегулирования на законодательном уровне вопроса повышения экономического уровня жизни граждан Украины, а именно создание Фонда будущих поколений (далее – Фонд), который будет иметь статус не прибыльной организации и будет формироваться из государственных взносов, будут осуществляться за счет средств Государственного бюджета Украины, которые поступят от уплаты рентных платежей за пользование недрами для добычи полезных ископаемых общегосударственного значения» (пояснительная записка).
Таким образом, исходя из этой нормы, формирование такого Фонда должно осуществляться только от уплаты рентных платежей за пользование недрами для добычи полезных ископаемых общегосударственного значения. Но ниже среди источников формирования активов этого фонда выделяются государственные взносы, инвестиционный доход, штрафные санкции, пени и другие платежи. То есть уже в пояснительной записке заложено принципиальное противоречие относительно источников образования и существования Фонда .

2. «Средства будут начисляться украинцам, рожденным в Украине после 1 января 2019 года, и выплачиваться им по достижении ими 18 лет» (пояснительная записка)
Так, в ч. 1 ст. 1 законопроекта отмечается, что участником фонда может быть только «гражданин Украины, рожденный с 1 января 2019 года, который имеет право на получение выплаты, предусмотренной настоящим Законом». В связи с этим возникает вполне закономерный вопрос: а не нарушает ли такой возрастной критерий требования конституционного принципа равенства (ч. 1-2 ст. 24 Конституции Украины)? В чем объективность возрастного критерия, который начинает свой отсчет именно с 1 января 2019 года, не понятно. Все это в перспективе может привести к тому, что в будущем такие законодательные положения могут быть признаны неконституционными.

3. «В мире есть разные механизмы создания накопительных фондов будущих поколений, средства которых распределяются среди граждан. Часть из них формируется за счет доходов от добычи полезных ископаемых (Норвегия, ОАЭ, Саудовская Аравия и Кувейт)» (пояснительная записка).
Определенным образом удивляет такой аргумент, потому что вряд ли, исходя из сегодняшних реалий, мы можем ставить знак равенства между уровнем развития экономики этих стран и Украины. Безусловно, заимствование самых совершенных конструкций в этой сфере уместно, но вряд ли можно назвать последовательными законы, при которых не учитывается отсутствие реальных инструментов реализации.

4. «Рентная плата за пользование рядом недр в Украине является низкой по сравнению со многими странами. Попытки повысить эту плату обычно сталкиваются с сопротивлением бизнеса» (пояснительная записка).
Использование оценочного понятия уровня ставок платы за недра не всегда является уместным. К сожалению, подобные лозунги становятся системными. Достаточно лишь вспомнить предложение платить стипендии в размере 6000 грн студентам ВУЗов, прибывших из населенных пунктов Донбасса. Подобный популизм уничтожает стипендию как идею платы за качество овладения знаниями. Вводит субъективную дискриминацию и тому подобное.

5. «Главным аргументом становится то, что бизнес не понимает, как именно используются их налоги. Использование ренты для наполнения Фонда даст бизнесу уверенность, что эти платежи используются на определенные цели» (пояснительная записка).
Насколько яркий, настолько и пустой лозунг. Финансово-правовое регулирование четко разграничивает законодательное упорядочение отношений, касающихся формирования бюджетных доходов за счет налогов и сборов и отношений, касающихся использования бюджетных средств. Можно акцентировать внимание на четкой границе этих институтов (или подотраслей) финансового права, но не смешивать их. Вряд ли кто-то сможет пояснить, на какие цели потрачен налог на добавленную стоимость, как и остальные другие поступления в общий фонд государственного бюджета Украины. Значительное количество налогов и сборов не привязывается к цели их использования. Именно поэтому попытка дать уверенность бизнесу относительно ясности, на какие цели используются подобные платежи, не имеет под собой оснований.

6. «Концентрация в Фонде значительных финансовых ресурсов позволит более эффективно размещать ресурсы в экономике при условии, что система управления Фондом будет состоятельной. Государство сможет создать механизмы для размещения ресурсов в крупных долгосрочных инвестиционных проектах» (пояснительная записка).
То есть закладывается ошибочная конструкция, когда неудачное использование средств Фонда может быть оправдано – «система управления оказалась несостоятельной». То есть нет четкого критерия эффективности использования фондов, а объяснениями могут послужить субъективные представления отдельных лиц.

7. «Согласно проекту Закона Фонд является юридическим лицом, созданным Кабинетом Министров Украины, которое имеет статус не прибыльной организации (не предпринимательского общества) и осуществляет деятельность исключительно с целью накопления государственных взносов в пользу Фонда с последующим инвестированием активов, а также осуществляет выплаты участникам Фонда» (пояснительная записка)
Исходя из предоставленного материала, сложно понять: речь идет о внебюджетном фонде или нет. Если да, то это противоречит ч. 9 ст. 13 Бюджетного кодекса Украины: «Создание внебюджетных фондов органами государственной власти, органами власти Автономной Республики Крым, органами местного самоуправления и другими бюджетными учреждениями не допускается». Логику такого предписания понять можно. Это противоречит критерию распределения бюджетных полномочий, потому что исключительные полномочия для управления средствами государственного бюджета Украины имеет Верховная Рада Украины. Передача этих функций на уровень исполнительной власти, нарушает конструкцию централизации в решении оснований обращения государственных средств.

8. «Указанные поступления предусмотрены в проекте государственного бюджета на 2022 год и составляют 69 млрд гривен» (пояснительная записка).
«Первый годовой государственный взнос в 2023 году составит 21,8 млрд грн из расчета 2 размеров минимальной заработной платы (7 176 грн) и прогнозируемой статистики рождаемости. На момент первых выплат в 2037 году сумма средств фонда составит 1 832 млрд грн за счет взносов государства и полученного инвестиционного дохода от размещения средств в государственные ценные бумаги, что позволит осуществить выплаты на общую сумму 191 млрд грн из расчета 626 125 грн на одного участника Фонда».
Возникает сложный вопрос: как можно планировать введение норм закона О Государственном бюджете Украины на 2022 год, когда бюджет уже принят, а это лишь перспективный проект для обсуждения. Опять таки нарушение процедуры.

9. «В случае, если требование относительно размера расходов Фонда, определенного настоящей частью, не выполняется, надзорный орган принимает меры воздействия, установленных настоящим Законом» (п. 2 ч. 2 ст. 3 Законопроекта), «В случае смерти участника Фонда право на получение выплат, учитываемых на его индивидуальном счете в Фонде, приобретают его бенефециары/наследники» (ч. 3 ст. 46 Законопроекта).
Для таких наследников не установлено никаких ограничений по специфике их правового статуса (граждане/не граждане; возраст и тому подобное). Получается, что после смерти участника Фонда такую выплату может получить любой желающий, даже не обязательно родственник соответствующего участника, что, безусловно, противоречит целям введения экономического паспорта. Более того, из положений ст. 47 «Наследование средств» вытекает, что наследникам просто будет делаться единовременная выплата средств на их банковские счета.  Соответственно, средствами они потом смогут распоряжаться без каких-либо целевых ограничений. Такой вывод обуславливается тем, что после осуществления единовременной выплаты на банковский счет наследника такие средства уже будут вне системы экономического паспорта, а, следовательно, будут отсутствовать и требования по их целевому использованию, предусмотренные ч. 5 ст. 46 Законопроекта.

10. «Выплаты из системы экономического паспорта могут осуществляться на следующие цели: покупка собственного жилья на территории Украины» (п. 2 ч. 5 ст. 46 законопроекта).
Выплаты из системы экономического паспорта могут осуществляться на покупку собственного жилья на территории Украины. Однако, в реальной жизни, такая норма будет выступать идеальной моделью для обналичивания соответствующих средств. Речь идет о возможности условно фиктивной купли некой «хатынки» с последующим выводом средств «под процент». Потом уже участник фонда не будет иметь никаких ограничений по распоряжению соответствующими средствами (целевой критерий их использования нивелируется).

11. «Положение о вознаграждении и условия гражданско-правовых договоров с членами Совета Фонда утверждается Кабинетом Министров Украины» (ч. 3 ст. 5 Законопроекта).
С членами Совета Фонда будет заключаться гражданско-правовой договор. То есть они будут реализовывать свои полномочия путем предоставления услуг Фонда, а не выполняя трудовую функцию. В связи с этим видится странным положение ч. 2 ст. 6 законопроекта о возможности увольнения члена Совета Фонда.  Да, безусловно, заключение гражданско-правовых договоров, в частности, с членами наблюдательных советов субъектов хозяйствования, является распространенной и устоявшейся практикой. Однако, в таком случае нельзя смешивать терминологию трудового и гражданского законодательства. Как можно уволить лицо (термин трудового законодательства), которое будет реализовывать свои полномочия по гражданско-правовому договору (категория гражданского права)? Возможно, в данном случае, целесообразно говорить о расторжении гражданско-правового договора?

И наконец, то, с чего я начал. Ни в Законе, ни в ст. 1 «Определение понятий» не дано определение экономического паспорта.  То есть можно догадаться, что речь идет о формировании определенного внебюджетного фонда, который спрятали под экономический паспорт. Таким образом, что такое экономический паспорт, я не понял вообще и считаю, что никто не сможет понять. Простите, но экономического паспорта у меня нет.