Индикаторы подозрительности финансовых операций, или как «вспотевшие ладони» могут вызвать подозрения у субъектов финансового мониторинга

фінмоніторінг

В целях финмониторинга банки часто действуют, основываясь на не совсем классических нормативных формулировках, а исходя из поведенческих факторов, субъективной оценки конкретной ситуации и т.п. Все это в совокупности привносит повышенную субъективность в отношения банка и клиента. Такая субъективность, безусловно, действует не в пользу рядового клиента банка.
У банков есть собственные внутренние документы, касающиеся финансового мониторинга. Однако, такие внутренние правила, в первую очередь, ориентируются на Приложение 20 Положения НБУ об осуществлении финансового мониторинга № 65. Соответствующее приложение так и называется – «Индикаторы подозрительности финансовых операций».
Индикаторы финансовых операций можно разделить на 3 группы. Сегодня предлагаем рассмотреть первую группу индикаторов, касающихся деятельности или поведения клиента.
Наиболее оценочными и специфическими являются индикаторы поведения клиента. Рассмотрим отдельные из них:
— клиент не может внятно объяснить работнику банка, в чем заключается его деловая деятельность (характер деятельности): фактически данный критерий касается абсолютной неосведомленности клиента в основаниях тех или иных финансовых операций, проходящих по его счетам, что, безусловно, может свидетельствовать о своего рода фиктивном характере соответствующей деятельности;
— клиент (представитель клиента) нервничает без видимых причин или проявляет нетипичное поведение: в наивысшей степени оценочный индикатор, так как полностью сориентирован на бихейвористское восприятие. В то же самое время, непонятно, каким образом определять характер подобной нервозности?;
— есть очевидные признаки того, что другие лица контролируют проведение финансовой операции (клиент читает все из заметок или телефона, либо другие лица следят за клиентом в помещении отделения или оставаясь снаружи): в данном случае речь идет о том, что клиент банка не является самостоятельным лицом, а сами бенефициары такой операции осуществляют постоянный контроль за ним и курируют его действия в финансовом учреждении;
— клиент постоянно настаивает на обслуживании у одного сотрудника банка, даже если это обычные операции, и/или прекращает осуществлять финансовые операции через банк на период отсутствия конкретного работника: в данном случае речь идет о теоретически возможном сговоре клиента банка и отдельного работника банковского учреждения, который способствует проведению подозрительных финансовых операций клиента;
— клиент необычно и чрезмерно оправдывает или объясняет финансовую операцию, подчеркивая отсутствие каких-либо связей с незаконной деятельностью: определенным образом странный индикатор, ведь трудно представить себе ситуацию, когда лицо, осуществляющее незаконную финансовую операцию, начинает оправдывать ее и тем самым намекать на связанность такой операции с незаконной деятельностью;
— клиент демонстрирует необычную заинтересованность требованиями законодательства в сфере финансового мониторинга: то есть, чрезмерное любопытство клиентов по поводу правил работы финмониторинга может служить основанием для подозрительного отношения со стороны работников банка. Фактически, презюмируется, что такое любопытство клиента не имеет исключительно ИНФОРМАЦИОННЫЙ характер, а преследует конкретные неправомерные цели. Соответственно, лучше находить такую информацию в открытых источниках, а не расспрашивать о ней у банковских работников;
— представители клиента-субъекта хозяйствования максимально избегают контактов с работниками банка (посещения отделения банка), даже когда при обычных условиях проведения финансового(ых) операции(й) это было бы для них гораздо удобнее: то есть, вашим сотрудникам не следует лишний раз отказывать работникам банка в части обратной коммуникации, так как это может стать поводом для лишних подозрений;
— финансовые операции по счету физического лица не соответствуют риск-профилю клиента (в частности, возрасту, профессии, доходам): по соответствующему критерию может возникнуть, например, подозрение по отношению к физическому лицу в возрасте 21 года, не имеющего высшего образования, однако предоставляющего консультационные услуги с ежемесячной стоимостью 500 000 грн;
Мы рассмотрели только отдельные индикаторы. Всего таких поведенческих критериев подозрительности операций насчитывается 23. Наличие одного из этих критериев еще не означает, что операция клиента будет автоматически заблокирована. Не случайно такие критерии имеют в высшей степени оценочный характер. Собственно говоря, и сам банк не всегда заинтересован в том, чтобы максимально блокировать операции своих клиентов.